выходные данные
в последнем номере
Форум
каталог разделов и рубрик
аннотированный каталог публикаций
библиотека номеров
мероприятия редакции
журнал
адреса розничной продажи газеты по городам
татарский мир №12 (2004)

 




Эдхям Рахимович Тенишев. Живший как он — остаётся с живыми.

Ушёл из жизни выдающийся тюрколог, равного которому сейчас в мире не осталось. Это был великий труженик науки и на редкость светлой души человек, поразительно бескорыстный и нетщеславный. О научной деятельности, личности, характере Эдхяма Рахимовича Тенишева.

11 июля на 84-м году жизни умер Эдхям Рахимович Тенишев — крупнейший тюрколог, равных которому в нашем отечестве не осталось, великий труженик науки, светлой души человек.
Кто-то из русских учёных сформулировал "закон стоимости" человека: "человек стоит столько, сколько он создал, минус тщеславие". Создал Эдхям Рахимович Тенишев безмерно много — это ещё предстоит сполна оценить. Тщеславия же был лишён едва ли не начисто. Может быть, оттого, что был незаурядно многознающ и потому знал никчемную цену суетности — во многия знание не только печали много, но и мудрости. А может быть — по благородству характера, какой бывает у людей с врождённым чувством человеческого достоинства.
Эдхям Рахимович Тенишев принадлежал к знаменитому татарскому княжескому роду, восходящему к кипчакскому князю Бехану. Гордился этим. Было чем — многие его предки славно служили России. Потомки Эдхяма Рахимовича могут гордиться своей родословной ещё больше — потому что он прославил свой род во всём мире.
Пик научной деятельности Эдхяма Рахимовича пришёлся на время, когда "тихая" наука тюркология оказалась "вытолкнутой" вулканом политических перемен в России и в мире на заминированное поле истории цивилизаций, этнологии, политологии, геополитических изысканий. "Спрос на тюркологов" образовался никогда прежде не виданный. Одни занялись глобальными исследованиями "тюркской цивилизации" и её роли в мировой истории, другие — "конструированием" общетюркского литературного языка, третьи — разработкой концепций собственной государственности тюркских народов, четвёртые — сочинением "тюркского ислама"…
Эдхям Рахимович Тенишев был твёрд: истинная наука не знает ни симпатий, ни антипатий: единственная цель её — истина, независимо от того, есть ли спрос на неё или нет. Он оказался одним из немногих тюркологов России, кто не изменил науке: деликатнейший характером и твёрдый убеждениями, не дал вовлечь себя в политические ристалища. Не стоял в стороне от злобы дня, но говорил и писал только то, что думал, только то, к чему обязывал его долг учёного в собственном и сокровенном смысле этого звания и призвания. Члены Некоммерческого партнёрства "Ватаным" и сотрудники и читатели газеты "Татарский мир" могли лично убедиться в этом: статья Эдхяма Рахимовича в нашей газете "Некоторые социо-лингвистические проблемы в тюркском мире ("ТМ" № 2 за 2003 год), его доклад на нашем исследовательском семинаре "Татарский вопрос в России" были как нельзя более актуальны и остры по содержанию — и при этом какая академическая строгость мышления, какое возвышение над стереотипами политических и квазинаучных дрязг и ещё — какая деликатность полемики!..
Естественно, неподатливость Тенишева не всем нравилась. Но, похоже, никто не решался зачислить его во враги, "идейные противники": столь непререкаемы были его научный и нравственный авторитет.
Nomen est omen, имя — уже значение, — говорили древние римляне, имея в виду, что само имя характеризует его носителя. Не многим судьба дарит такое имя. Имя "Тенишев" — такое…
В последние годы в России всё чаще и требовательнее говорят об исчезновении у нас выдающихся личностей. Ещё горше, что общество это, похоже, не потрясает. Смерть Э.Р.Тенишева — потеря ещё одной такой личности. Это, естественно, понимают его коллеги, друзья, знакомые. Свиде
И ещё: кто жил так, что его память свято сохраняется в душах людей, которых он любил, тот сделал своё дело для продолжения своего существования и после смерти…
Низкий прощальный поклон светлому человеку и замечательному учёному Эдхям Рахимович Тенишев был крупнейшим в России и в мире специалистом в области тюркских языков, их диалектологии и истории, членом-корреспондентом РАН, главным редактором журнала "Тюркология".
Э.Р.Тенишев родился в 1921 году в Пензе. После окончания восточного факультета Ленинградского государственного университета Э.Р.Тенишев с 1954 года работал в секторе тюркских языков Института языкознания РАН.
В 1956 году президиум АН СССР командировал Э.Р.Тенишева в Пекин для оказания помощи китайским коллегам в описании неизученных тюркских языков Китая. В КНР он подготовил к печати на китайском языке две монографии и несколько статей по тюркологии. В эти же годы им были совершены три экспедиции в труднодоступные районы Западного Китая — Синьцзян, Цинь и Юньхуа, которые позволили собрать уникальнейшие лингвистические, фольклорные, этнографические и исторические материалы.
По теме "Строй саларского языка" в 1969 году в Москве " Э.Р.Тенишевым была защищена докторская диссертация, окончательно определившая статус саларского языка, прежде рассматривавшегося как уйгурский или туркменский диалект.
Работы Э.Р.Тенишева по языкам Синьцзяна явились огромным вкладом в развитие теории языковых союзов — темы, в дальнейшем составившей одно из направлений его теоретических исследований. Одновременно учёный продолжал исследования по языкам древнетюркских памятников. Им впервые была поставлена задача реконструкции народных языков, дошедших до нас в памятниках письменности.
Э.Р.Тенишеву принадлежит также новаторский опыт восстановления разговорной основы языка жителей Синьцзяна и Турфана в древнеуйгурский период. На основе его теоретических разработок в области построения истории народно-разговорных и литературных языков с начала 70-х годов в тюркологии возникает новое направление — составление исторических грамматик литературных тюркских языков.
Основополагающее значение работы Э.Р.Тенишева имеют для современной тюркской диалектологии, в особенности для диалектологии новоуйгурского языка. Определённые им принципы выделения диалектов тюркских языков были применены в ряде конкретных исследований.
В 1984 году вышли "Уйгурские тексты" — публикация Э. Р. Тенишевым собранных им в экспедициях фольклорных материалов уйгурских диалектов Синьцзяна. В 1990 году учёный опубликовал "Уйгурский диалектный словарь", составленный на основе записей, сделанных им в синьцзянских экспедициях. Словарь этот — ценнейший вклад не только в сравнительно-историческую тюркологию в целом.
Э.Р.Тенишеву принадлежит ряд статей, в которых выдвинуты методические и методологические принципы сравнительно-исторического исследования тюркских (и шире — алтайских) языков. С начала 70-х годов сектор тюркских и монгольских языков Института языкознания РАН под его руководством работал над коллективным трудом "Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков".
Как монголист он участвовал в создании проекта "Сравнительно-исторической грамматики монгольских языков. Фольклористы высоко ценят работы Эдхяма Рахимовича по фольклору тюркских народов: он был главным редактором фундаментальной серии "Эпос народов". Широко известны и этнографические труды Тенишева.
Широта и многогранность научных интересов Э.Р.Тенишева сделали его выдающимся руководителем тюркологической науки. С 1963 года он заведовал сектором тюркских и монгольских языков Института языкознания АН СССР, с 1977 года состоял в Главной редакции "Лингвистического атласа Европы" — международного предприятия при ЮНЕСКО.


"Друзья и знакомые укоряли его в излишней скромности"
Из беседы корреспондента "ТМ" Александра Давидюка с вдовой Э.Р. Тенишева Еленой Александровной Тенишевой


— Вы, Елена Александровна, наверное, лучше всех знаете, каков был круг интересов, занятий, увлечений Эдхяма Рахимовича кроме языковедения?
— Профессиональная увлечённость Эдхяма Рахимовича тюркологией и всем, что с нею непосредственно связано, потрясала всех его коллег и знакомых. Но Эдхям Рахимович с молодости, сколько я его помню, легко, как-то без натуги впитывал в себя шедевры высокой культуры и искусства. Возможно, это от интеллигентности человека, присущей людям из старинных дворянских родов? Но во всех заграничных командировках — в Китай, в Бельгию, Германию, Голландию, Турцию и многие другие страны, среднеазиатские республики, Башкортостан, Татарстан, в перерывах и после деловых научных встреч он обязательно посещал музеи и художественные выставки. Обожал живопись. Восторгался Веласкесом. Мечтал побывать в богатейшей памятниками культуры Испании. До конца дней своих, когда уже понимал, что Испании не увидит, сожалел, что не получилось.
Очень любил классическую музыку. Ходил в консерваторию и филармонию. С упоением слушал Виктора Третьякова, Юрия Башмета. Испытывал потрясение, слушая Евгения Кисина ...
В политических дискуссиях предпочитал отмалчиваться, думая о чём-то своём. Не любил не подкреплённой доказательными фактами категоричности политических определений. Приоритет науки над политикой считал для учёного-исследователя нормальным, хорошим принципом.
— Эдхям Рахимович вне работы — в домашней обстановке, в кругу родни и друзей был таким же, как и на работе, — сосредоточенным, серьёзным, немногословным?
— Да как все нормальные люди: в зависимости от ситуации, от обстановки. Любил остроумные шутки, от души широко и искренне смеялся, умел слушать других и сам любил неспешно поговорить с заинтересованным собеседником.
Встречались иногда в его жизни "завистники". Но он воспринимал их слабость без всякого осуждения. Каких-то прямых врагов у Эдхяма Рахимовича никогда не было. В любом научном споре он не обличал противников, а всегда, напрягая внимание к собеседнику, выискивал истину. Он обезоруживал научных оппонентов вниманием к их размышлениям и доброжелательностью. Его душа всегда радовалась за успех других людей — это было свойством его натуры.
Практически никогда не говорил о гонорарах за статьи и книги. Ему всегда всего хватало для личного занятия наукой. Денег на нужные книги не жалел. Разговор о ценах на них быстро переходил в шутку и этим заканчивался.
В семье ко всем близким был внимательным и добрым — будто не представлял себе, что у других людей это бывает иначе. Никого ни к чему не принуждал — никогда! Очень любил своих двух внучек, относился к ним чуть ли не мистически — возможно, как к наследницам дворянско-княжеского рода. Хотя никогда громогласно не подчёркивал своё происхождение. Все его друзья и знакомые нередко укоряли Эдхяма Рахимовича в "излишней скромности".
— Научное наследие Эдхяма Рахимовича, конечно, огромно. Потребуются годы и годы, чтобы полно и всесторонне оценить его. Но учёные такого масштаба, как он, обычно уходят из жизни, не исчерпав свой научный потенциал. Над чем работал Эдхям Рахимович на последнем этапе своей жизни? Какие из его замыслов оказались незавершёнными?
— Вы знаете, он был учёным, знавшим цену своему многолетнему труду, но без всякого зазнайства. Радовался тому, что удалось в последние годы выпустить в свет пять томов из шеститомника "Сравнительная историческая грамматика тюркских языков". Шестой том выйдет в ближайшее время. Эдхям Рахимович уже никогда не увидит его.
В своих выступлениях Эдхям Рахимович неоднократно говорил о необходимости составить новые, современные грамматики тюркских языков с учётом всемирного межъязыкового проникновения. Эти научно разработанные планы он оставил для Института языкознания.
На домашнем рабочем столе Эдхяма Рахимовича Тенишева оставлена для перепечатки завершённая и подписанная им 38-страничная рукопись "Тюркские языки в синхронии и диахронии".
У Эдхяма Рахимовича много учеников, в том числе со званиями и степенями академиков, профессоров, докторов и кандидатов филологических и других (в том числе исторических) наук, в Башкортостане, Татарстане, Казахстане, Кыргызстане, Азербайджане…
— Можно сказать, что учёный-гуманитарий — это его библиотека. Как характеризует своего хозяина библиотека Эдхяма Рахимовича?
— Библиотека уникального специалиста всегда уникальная. Скромная квартира ограничивала, конечно. Но больше тысячи книг, которыми заполнены полки двух комнат, характеризуют широту его научных интересов и увлечений. Много книг не только по тюркологии — есть издания по лингвистике разных народов, в том числе на разных языках, словари, энциклопедии, монографии по религиоведению и проблемам этнополитики, альбомы живописи. "Всё моё богатство — мои труды и книги", — говорил Эдхям Рахимович… Не знаю пока, что делать с его уникальной домашней библиотекой, кому её передать…

Обсудить статью на форуме

 

наверх почта анонс последнего номера о газете (паспорт)

© 2003 Издательский дом «Шанс» газета «Татарский мир»
дизайн и поддержка группа «Шанс
+»